Инфляция достигла целевого ориентира*

 

Александра Божечкова

Заведующий лабораторией денежно-кредитной политики Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. Е-mail: bojechkova@iep.ru

Анна Киюцевская

Старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации; эксперт лаборатории денежно-кредитной политики Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, канд. экон. наук. Е-mail: kiu2003@mail.ru

Павел Трунин

Руководитель Научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; ведущий научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. E-mail: pt@iep.ru

 

По данным Росстата, в середине мая текущего года инфляция достигла уровня 4%, обозначенного Банком России в качестве целевого ориентира на 2017 г. Однако, несмотря на существенное замедление фактической инфляции, инфляционные ожидания остаются высокими. Риски падения цен на нефть и оттока капитала обусловливают медленные темпы смягчения монетарной политики.

 

Ключевые слова: инфляция, денежно-кредитная политика, ключевая ставка, отток капитала, Банк России.

 

С начала текущего года Банк России дважды понижал ключевую ставку: 24 марта – на 0,25 п.п., до 9,75% годовых и 28 апреля – на 0,5 п.п., до 9,25% годовых. До этого ЦБ РФ почти полгода не изменял свои процентные ставки, стремясь закрепить тенденцию к устойчивому снижению инфляции.

В январе-апреле 2017 г. инфляция снизилась с 5% в январе (к январю 2016 г.) до 4,1% в апреле (к апрелю 2016 г.). Учитывая, что темп прироста потребительских цен в апреле оказался равным 0,3%, по итогам этого месяца инфляция в годовом выражении составила 3,7%. По итогам первых пятнадцати дней мая индекс потребительских цен вырос на 0,2% и, согласно оценкам Росстата, достиг 4,0% (к аналогичному периоду 2016 г.), что соответствует целевому ориентиру Банка России на конец 2017 г. (См. рис. 1.) Напомним, что еще в декабре 2016 г. Банк России предполагал, что снизить инфляцию до 4% удастся только к концу 2017 г. Замедление инфляции явилось следствием низких темпов восстановления совокупного спроса, а также укрепления рубля на протяжении последних пяти месяцев.

Снижению потребительской инфляции способствовали все компоненты индекса потребительских цен. Так, продовольственные товары подорожали за январь-апрель лишь на 1,8% (2,7% в январе-апреле 2016 г.). При этом наибольший вклад в продовольственную инфляцию в апреле внес рост цен на плодоовощную продукцию на 4,7% по отношению к марту (-0,1% в апреле 2016 г.), обусловленный, по всей видимости, исчерпанием запасов урожая прошлого года. В связи с этим продовольственная инфляция по итогам апреля ускорилась до 0,6% (0,4% в апреле 2016 г.), тогда как в марте она оставляла 0,1%. Тем не менее относительно низкие темпы роста цен на остальные группы продовольственных товаров компенсировали удорожание овощей и фруктов.

Цены на непродовольственные товары за январь-апрель текущего гола выросли на 1,1% (2,9% в январе-апреле 2016 г.). В целом замедление инфляции в секторе непродовольственных товаров оказалось наиболее заметным по сравнению с другими компонентами инфляции (0,2% в апреле 2017 г. по сравнению с 0,6% в апреле 2016 г.). Цены и тарифы на платные услуги населению за первые четыре месяца 2017 г. увеличились на 1,0%, преимущественно за счет подорожания услуг пассажирского транспорта. В целом инфляция в секторе услуг в апреле составила 0,2% к предыдущему месяцу (0,3% в апреле 2016 г.).

Слабый потребительский спрос по-прежнему остается одним из ключевых факторов, сдерживающих инфляцию. Так, падение реальных располагаемых денежных доходов населения в апреле текущего года вновь ускорилось и достигло 7,6% по сравнению с апрелем 2016 г. (их снижение в феврале составило 3,3%, а в марте – 2,1%). С октября 2014 г. данный показатель продемонстрировал рост лишь в январе текущего года в связи с единовременной выплатой пенсионерам 5 тыс. руб.

Замедлению инфляции также способствовала динамика курса рубля. С начала года рубль укрепился к доллару на 4,0% и, по данным на 20 мая, составил 57,2 руб./долл., достигнув в конце апреля уровня июля 2015 г. (55,85 руб./долл.). В среднем в январе-мае 2017 г. курс рубля к доллару составлял 59,9 руб./долл.

Наблюдаемое укрепление рубля связано преимущественно с повышением цен на нефть в январе-мае текущего года на 40% по отношению к аналогичному периоду 2016 г., или на 21,8% по отношению к среднему уровню прошлого года. В результате за январь-апрель 2017 г. номинальный эффективный курс рубля увеличился более существенно (на 7,8% к декабрю 2016 г.), чем валюты других развивающихся стран, уступив лидерство только мексиканскому песо (рост на 8,3% к декабрю 2016 г.). (См. рис. 2.)

Несмотря на существенное замедление темпов роста потребительских цен, сохраняются риски ускорения инфляции. В первую очередь это обусловлено рисками коррекции валютного курса вследствие снижения цен на нефть. Также на курсовую динамику может повлиять возможное ужесточение денежно-кредитной политики ФРС США при одновременном снижении процентных ставок в РФ, что повысит привлекательность американских активов, вызвав отток капитала с других развитых и развивающихся рынков, в том числе из России. Учитывая подобные риски, Банк России, по всей видимости, продолжит проводить умеренно консервативную монетарную политику, медленно смягчая условия кредитования.

Кроме того, риски усиления инфляции связаны с возможным восстановлением совокупного спроса. Как показывают оценки Росстата, оборот розничной торговли не изменился в апреле текущего года по сравнению с апрелем предыдущего – после падения в годовом выражении на протяжении более двух лет. С учетом отмеченного выше продолжения падения реальных доходов это может быть вызвано ростом потребительского кредитования.

Помимо удержания инфляции на уровне 4% перед Банком России также стоит задача снижения инфляционных ожиданий. Сохранение инфляционных ожиданий экономических агентов на высоком уровне представляется еще одним источником усиления инфляции, вынуждающим ЦБ РФ проводить осторожную монетарную политику. Медианное значение инфляционных ожиданий населения, по оценкам Банка России на основе данных опроса «ИнФОМ», в апреле достигло исторического минимума, составившего 11% (снижение по сравнению с мартом на 0,2 п.п.). Тем не менее оно существенно выше значений фактической инфляции, что свидетельствует о высокой инерционности инфляционных ожиданий.

Наконец, источником инфляционных рисков остается неопределенность относительно бюджетной политики, особенно с учетом текущей фазы электорального цикла. Так, 18 мая 2017 г. Правительство РФ одобрило поправки Минфина в бюджет-2017, предполагающие увеличение расходов на 315 млрд. руб. при снижении использования средств Резервного фонда на 91,1 млрд. руб. и Фонда национального благосостояния – на 4,7 млрд. руб.

Таким образом, учитывая возможные риски ускорения инфляционных процессов в 2017 г., Банк России, по всей видимости, продолжит постепенное смягчение денежно-кредитной политики, учитывая при этом динамику совокупного спроса, инфляционных ожиданий, а также особенности бюджетной политики. Следует отметить, что выбранная ЦБ РФ цель по достижению инфляции в 4% представляется обоснованной и соотносится с практикой центральных банков развивающихся стран. (См. таблицу.)

Как видно из таблицы, в кластере развивающихся стран уровень целевого значения инфляции, выбранный российским ЦБ, является невысоким и его повышение будет идти вразрез с мировой практикой. Более того, по мере восстановления экономического роста в стране и адаптации экономических агентов к низкой инфляции можно будет ставить вопрос и о снижении ее целевого значения.

 

* – Статья из Мониторинга экономической ситуации в России «Тенденции и вызовы социально-экономического развития» № 10 (48) (май 2017 г.), размещенного на сайте Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара.