Платежный баланс РФ во втором квартале 2017 г.*

 

Александра Божечкова

Заведующий лабораторией денежно-кредитной политики Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. Е-mail: bojechkova@iep.ru

Александр Кнобель

Заведующий лабораторией международной торговли Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. Е-mail: knobel@iep.ru

Павел Трунин

Руководитель Научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; ведущий научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. E-mail: pt@iep.ru

 

Во втором квартале 2017 г. счет текущих операций платежного баланса РФ оказался отрицательным. Это стало результатом увеличения импорта товаров вследствие укрепления рубля, сезонного роста импорта услуг и выплат инвестиционных доходов при стагнации экспорта товаров после прекращения увеличения цен на нефть. В результате укрепление рубля в июне сменилось его ослаблением.

 

Ключевые слова: платежный баланс, экспорт, импорт, счет текущих операций, курс рубля, отток капитала.

 

В соответствии с опубликованной Банком России предварительной оценкой платежного баланса сальдо счета текущих операций во втором квартале 2017 г. составило –0,3 млрд. долл. по сравнению с +2 млрд. долл. во втором квартале предыдущего года и +23,3 млрд. долл. в первом квартале текущего. Такое изменение обусловлено ухудшением трех основных балансов, определяющих счет текущих операций.

Во-первых, в апреле–июне 2017 г. произошло снижение торгового товарного баланса: он составил в этот период 24,8 млрд. долл., снизившись на 28% по сравнению с 34,4 млрд. долл. в предыдущем квартале (правда, на 11% превысив показатель второго квартала 2016 г. – 22,3 млрд. долл.). (См. рис. 1.)

В целом за первое полугодие 2017 г. стоимостные объемы экспорта существенно выросли, но главным образом за счет повышения экспортных цен на поставляемую Россией продукцию (нефть, нефтепродукты, каменный уголь, черные и цветные металлы, пшеницу)1. При этом во втором квартале 2017 г. по сравнению с первым цены изменились незначительно, но если во втором квартале (83,4 млрд. долл.) объем экспорта по сравнению с предыдущим аналогичным периодом (82,4 млрд. долл.) почти не изменился, то импорт существенно вырос – на 22% (соответственно с 48,0 до 58,6 млрд. долл.), что и обусловило ухудшение торгового баланса.

Динамика импорта по-прежнему коррелирует с курсом национальной валюты: согласно данным ЦБ РФ индекс реального эффективного курса рубля к иностранным валютам в первом полугодии 2017 г. по отношению к тому же периоду предыдущего года составил +26,7%, т.е. произошло значительное укрепление рубля, означающее существенное относительное удешевление импортных поставок2.

Во-вторых, в апреле–июне текущего года наблюдалось ухудшение баланса торговли услугами: он составил в этот период -7,1 млрд. долл. (ниже на 39% по сравнению с -5,1 млрд. долл. в первом квартале 2017 г. и на 18% по сравнению с -6 млрд. долл. во втором квартале 2016 г.).

И экспорт (главным образом за счет туризма в Россию и транспортных услуг), и импорт (в основном за счет поездок) услуг выросли в исследуемый период относительно как предыдущего квартала, так и второго квартала 2016 г. Однако более значительный рост импорта по сравнению с экспортом (21,7 и 14,5% соответственно по сравнению с предыдущим кварталом, а также 14,8 и 12,7% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г.) обусловил увеличение отрицательного баланса торговли услугами.

Наконец, во втором квартале 2017 г. было зафиксировано ухудшение баланса инвестиционных доходов, который составил в этот период -16 млрд. долл. по сравнению с -3,9 млрд. долл. в первом квартале текущего года и -12,8 млрд. долл. – во втором квартале предыдущего.

В апреле-июне 2017 г. значительно выросли инвестиционные доходы к выплате, причем как относительно предыдущего квартала (рост на 58,6% – с 14,0 до 22,2 млрд. долл.), так и второго квартала 2016 г. (рост на 8,3% – с 20,5 до 22,2 млрд. долл.). При этом инвестиционные доходы к получению в первом полугодии 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года не изменились и составили 16,3 млрд. долл. Рост доходов к выплате произошел главным образом за счет небанковских организаций и отражает прежде всего сезонное увеличение дивидендных выплат российских компаний.

Остальные составляющие счета текущих операций (баланс оплаты труда, баланс ренты, баланс вторичных доходов) по-прежнему составляют незначительную величину по сравнению с упомянутыми выше основными балансами, и их динамика не оказывает значимого влияния на счет текущих операций.

Таким образом, по итогам второго квартала 2017 г. произошло традиционное сезонное ухудшение счета текущих операций, связанное с ростом как выплат инвестиционных доходов за границу, так и импорта услуг, прежде всего туристических. В этом году на сезонные факторы наложилось также ускорение роста импорта вследствие укрепления рубля и снижения мировых цен на нефть. В итоге впервые с третьего квартала 2013 г. счет текущих операций оказался отрицательным. Однако в условиях плавающего курса рубля это не содержит в себе значительных рисков экономической дестабилизации, так как курс рубля постепенно корректируется, вызывая удорожание импорта и вновь «выравнивая» платежный баланс.

Дефицит счета текущих операций в исследуемый период сопровождался профицитом финансового счета, который достиг 10,8 млрд. долл. (по сравнению с 1,7 млрд. долл. во втором квартале 2016 г.). Обязательства российских экономических агентов перед иностранными по итогам апреля–июня 2017 г. увеличились на 4,5 млрд. долл. (+3,3 млрд. долл. во втором квартале прошлого года). Рост иностранных обязательств объяснялся увеличением прямых иностранных инвестиций в прочие сектора, составившим 9,3 млрд. долл. (6,8 млрд. долл. во втором квартале 2016 г.).

По всей видимости, приток прямых иностранных инвестиций связан с реинвестированием доходов, полученных в виде дивидендов. Рост задолженности прочих секторов по статье «Ссуды и займы», равный 0,5 млрд. долл., был компенсирован сокращением портфельных инвестиций на ту же величину. В рассматриваемый период продолжилось погашение внешних обязательств банковского сектора: внешние пассивы банков за апрель-июнь текущего года уменьшились на 11,7 млрд. долл. (на 3,9 млрд. долл. в первом квартале 2017 г.).

Иностранные активы резидентов (обязательства иностранных экономических агентов перед российскими) сократились за апрель–июнь 2017 г. на 6,3 млрд. долл. (в первом квартале текущего года они выросли на 10,6 млрд. долл., а во втором квартале предыдущего – на 1,6 млрд. долл.). Это произошло прежде всего за счет снижения иностранных активов банковского сектора, составившего 7,0 млрд. долл. (Напомним, что в первом квартале 2017 г. иностранные активы банков выросли на рекордные 13,7 млрд. долл., что, скорее всего, было связано с предоставлением нерезидентам бридж-кредита в поддержку сделки по приватизации «Роснефти». По всей видимости, во втором квартале этот кредит был погашен.)

Иностранные активы прочих секторов выросли за апрель–июнь 2017 г. на 0,3 млрд. долл. (+7,1 млрд. долл. во втором квартале 2016 г. и -3,3 млрд. долл. в первом квартале текущего года). Прямые и портфельные инвестиции прочих секторов увеличились на 1,5 и 0,1 млрд. долл. соответственно (6,4 и 2,2 млрд. долл. во втором квартале 2016 г.).

В целом за второй квартал чистый приток частного капитала составил 2,8 млрд. долл. по сравнению с 3 млрд. долл. за тот же период прошлого года и 7,5 млрд. долл. за первый квартал нынешнего. При этом величина чистого вывоза капитала банками равнялась 4,7 млрд. долл., тогда как небанковский сектор оказался нетто-импортером иностранного капитала в размере 10,4 млрд. долл. (См. рис. 2.)

В соответствии с данными платежного баланса увеличение резервных активов за первый квартал 2017 г. составило 7,5 млрд. долл. (11,3 млрд. долл. за первый квартал 2016 г.). Это вызвано преимущественно покупкой Минфином России иностранной валюты на внутреннем валютном рынке, составившей около 5 млрд. долл., и погашением валютной задолженности банковского сектора перед ЦБ РФ (2,6 млрд. долл. за первый квартал 2017 г.).

Таким образом, наблюдавшееся на протяжении большей части первого полугодия 2017 г. укрепление рубля к доллару в номинальном выражении (на 6,8% – до 56,5 руб./долл. на конец мая 2017 г.) объяснялось прежде всего ростом положительного сальдо счета текущих операций по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Переход же сальдо текущего счета в область отрицательных значений привел к ослаблению рубля весной-летом нынешнего года.

По нашим предварительным оценкам, реальный эффективный курс рубля во втором квартале 2017 г. был переоценен на 2,5–3,5% по сравнению с фундаментально обоснованным уровнем, обусловленным динамикой производительности, условий торговли, потоков капитала3. В связи с этим возврат реального эффективного курса рубля к равновесной траектории при инфляции в России, составляющей 4,4% (июнь 2017 г. к июню 2016 г.), и в странах–торговых партнерах, принимающей в среднем значения в интервале 1,5–2,5%, потребует обесценения рубля в номинальном выражении примерно на 5%.

В целом, по нашим оценкам, при сохранении условий торговли примерно на нынешнем уровне некоторое ослабление рубля вновь вызовет стабилизацию счета текущих операций платежного баланса на уровне около нуля. Более того, в условиях плавающего курса рубля существенные изменения сальдо текущего или финансового счета возможны лишь в краткосрочном периоде при реализации положительных или отрицательных шоков.

 

* – Статья из Мониторинга экономической ситуации в России «Тенденции и вызовы социально-экономического развития» № 14 (52) (июль 2017 г.), размещенного на сайте Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара (название статьи в МЭС – «Платежный баланс РФ во II квартале 2017 года: сальдо стало отрицательным»).

1 См.: Божечкова А., Кнобель А., Трунин П. Платежный баланс в первом квартале 2017 г. // Экономическое развитие России. 2017. № 5. С. 10–13.

2 О влиянии курсовой динамики на торговлю см. также: Кнобель А., Фиранчук А. Внешняя торговля в 2016 г. // Экономическое развитие России. 2017. № 3. С. 8–17.

3 В качестве фундаментальных факторов реального эффективного курса рубля мы используем отношение индекса производительности труда России к аналогичному показателю Германии как одного из ключевых торговых партнеров РФ, реальную цену на нефть, иностранные активы частного сектора, долю государственных расходов консолидированного бюджета в ВВП.