Инфляция в июне 2017 г.: неожиданный всплеск с неопределенными перспективами*

 

Александра Божечкова

Заведующий лабораторией денежно-кредитной политики Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. Е-mail: bojechkova@iep.ru

Павел Трунин

Руководитель Научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; ведущий научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. E-mail: pt@iep.ru

 

В июне 2017 г. потребительская инфляция в РФ ускорилась, достигнув 4,4% по отношению к июню 2016 г. и оказавшись на 0,4 п.п. выше обозначенного Банком России целевого ориентира на 2017 г. и на 0,3 п.п. выше, чем в мае текущего года. Основной причиной ускорения роста цен стало подорожание продовольственных товаров, вызванное неблагоприятными погодными условиями и носящее, по всей видимости, временный характер. Однако в условиях сохранения значительных инфляционных рисков, включая плохой урожай, ослабление рубля, оживление потребительского спроса, а также неопределенность в области бюджетной политики, такая динамика инфляции может замедлить дальнейшее смягчение денежно-кредитной политики ЦБ РФ.

 

Ключевые слова: инфляция, денежно-кредитная политика, ключевая ставка, отток капитала, Банк России.

 

В середине июня 2017 г. Банк России в третий раз за этот год снизил ключевую ставку – в результате сокращения на 0,25 п.п. она составила 9% годовых. Тем не менее, с учетом опубликованных в начале июля данных по июньской инфляции, такое смягчение монетарной политики выглядит, на наш взгляд, несколько преждевременным.

Напомним, что в январе-мае 2017 г. инфляция снизилась с 5% в январе (к январю 2016 г.) до 4,1% в апреле и мае (к апрелю и маю 2016 г.), существенно приблизившись к целевому ориентиру Банка России. Замедлению инфляции на протяжении первых пяти месяцев 2017 г. способствовали низкие темпы восстановления совокупного спроса, а также укрепление рубля. Однако в июне темп прироста потребительских цен резко ускорился и оказался равным 0,6%, что соответствует 4,4% по отношению к июню 2016 г. (См. рис. 1.)

Рост потребительской инфляции в первую очередь был вызван всплеском цен на продовольственные товары вследствие неблагоприятных погодных условий. В целом за июнь продовольствие подорожало на 1,0% (0,1% в июне 2016 г.), а прирост цен на плодоовощную продукцию достиг 8,3% по отношению к маю (-1,1% в июне 2016 г.). Некоторое ускорение продовольственной инфляции началось еще с апреля 2017 г. по мере исчерпания запасов урожая прошлого года, когда прирост цен на продовольственные товары составил 0,6% (0,1% в марте 2017 г.).

Несмотря на ускорение продовольственной инфляции, базовая инфляция, исключающая изменение цен, связанное с сезонными и административными факторами, продолжила снижение, начавшееся в январе 2017 г. Так, если в январе этот показатель составлял 5,5% к январю 2016 г., то в июне он достиг 3,5% к июню 2016 г. Это говорит в пользу предположения о том, что в июне наблюдался инфляционный шок разового сезонного характера. Тем не менее, учитывая снижение Минсельхозом России в начале июня прогноза урожая зерна на 2017 г. со 110 до 100–105 млн. т, что обусловлено непогодой, достаточно высокими являются риски дальнейшего повышения цен на продовольствие.

Медианное значение инфляционных ожиданий населения, по опросу «ИнФОМ», снизившись с 11% в апреле 2017 г. до 10,3% в мае, в июне не изменилось, что, по всей видимости, обусловлено действием описанных выше временных факторов, связанных с подорожанием продовольственных товаров. Более того, оценки Банка России, полученные на основе опроса респондентов о предполагаемом направлении изменения инфляции, свидетельствуют о снижении инфляционных ожиданий населения. Так, вероятностная оценка инфляции Банком России, полученная в результате «наложения» оценок респондентов на текущую инфляцию, составила 3,8%, оказавшись ниже текущей инфляции1.

Цены на непродовольственные товары за июнь текущего года повысились на 0,1% (0,5% в июне 2016 г.). Замедление инфляции в секторе непродовольственных товаров оказалось наиболее заметным по сравнению с другими ее компонентами (0,2% в мае 2017 г. по сравнению с 0,4% в мае 2016 г.) и, по всей видимости, обусловлено в том числе укреплением рубля в январе-мае 2017 г. Цены и тарифы на платные услуги населению в июне 2017 г. увеличились на 0,7% (0,6% в июне 2016 г.), преимущественно за счет сезонного подорожания услуг пассажирского транспорта, санаторно-оздоровительных услуг и услуг зарубежного туризма.

Таким образом, ускорение инфляции в июне действительно было вызвано действием краткосрочных факторов, однако до конца года возможна реализация и других рисков.

Помимо снижения урожая в связи с неблагоприятной погодой одним из источников ускорения инфляции может стать восстановление потребительского спроса: так, в мае 2017 г. реальные денежные доходы населения не изменились по отношению к маю 2016 г., тогда как в течение предыдущих трех месяцев они падали. Кроме того, реальная заработная плата растет начиная с августа 2016 г., а в мае 2017 г. темп ее прироста достиг 3,7% по отношению к тому же месяцу предыдущего года. Кроме того, впервые с декабря 2014 г. в апреле и мае нынешнего года наблюдалось расширение оборота розничной торговли на 0,1 и 0,7% по отношению к аналогичным периодам предыдущего года соответственно, что, по всей видимости, объяснялось ростом потребительского кредитования. Так, начиная с марта текущего года прирост задолженности по потребительским кредитам с поправкой на курсовую переоценку впервые с октября 2014 г. (за исключением августа 2016 г.) достиг положительного значения – 80,1 млрд. руб. в мае.

Ускорение инфляции в ближайшие месяцы будет «поддержано» динамикой курса рубля: за июнь – первую неделю июля 2017 г. курс рубля к доллару снизился на 6,5% и достиг 60,4 руб./долл., что не может не отражаться на ценовой динамике, учитывая высокую долю импортных товаров в потребительской корзине россиян. Наблюдаемое ослабление рубля связано преимущественно со снижением цен на нефть в июне – начале июля текущего года на 7,1% – до 46,7 долл./барр. (локальный минимум был достигнут 21 июня – 44,76 долл./барр.). (См. рис. 2.) В перспективе на курсовую динамику может также повлиять продолжение ужесточения денежно-кредитной политики ФРС США при одновременном снижении процентных ставок в России, что повысит привлекательность активов США, вызвав отток капитала с других рынков, в том числе из РФ.

Таким образом, учитывая возможные риски ускорения инфляционных процессов в 2017 г., Банк России будет вынужден скорректировать темпы снижения ключевой процентной ставки. Кроме того, ускорение инфляции ставит под вопрос достижимость целевых ориентиров регулятора, особенно при условии реализации отмеченных выше рисков.

 

* – Статья из Мониторинга экономической ситуации в России «Тенденции и вызовы социально-экономического развития» № 13 (51) (июль 2017 г.), размещенного на сайте Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара (название статьи в МЭС – «Всплеск инфляции в условиях непогоды»).

1 Бюллетень Банка России «Инфляционные ожидания и потребительские настроения населения». 2017. № 6 (июнь).